Эмиграция на пмж ликвидатор чернобыльской аварии

Содержание

Ликвидаторы ЧАЭС: правда о героических спасателях человечества

Эмиграция на пмж ликвидатор чернобыльской аварии

«Кто-то должен был это сделать …» – Александр Федотов (ликвидатор).

Операция по очистке последствий аварии на Чернобыльской АЭС была, возможно, самой большой в истории человечества.

В ликвидации последствий катастрофы на ЧАЭС принимали участие операторы электростанций и аварийные работники, такие как пожарные и военнослужащие, а также многие другие непрофессионалы.

В их задачу входила очистка обломков вокруг реактора, строительство саркофага, дезактивация, строительство дорог, а также уничтожение и захоронение загрязненных зданий, лесов и оборудования.

Информация об радиационной опасности часто была неизвестна или не распространялась.

Ликвидаторы ЧАЭС

Фотография «ликвидаторов» на крыше 3-го реактора, снятая Игорем Костиным. Белые полосы внизу фотографии вызваны высоким уровнем радиации, которые исходили снизу.

Большинство ликвидаторов были вынуждены работать в течение определенного периода времени, однако тысячи ликвидаторов, в основном военные и квалифицированные специалисты, добровольно участвовали или расширяли свою работу за пределы обязательного срока.

Количество ликвидаторов

Цифры числа задействованных ликвидаторов сильно варьируются от нескольких сотен тысяч до почти миллиона человек. Непосредственно вовлеченных по меньшей мере было 300 000 – 350 000 человек.

В докладе Агентства по ядерной энергии приводится цифра «до 800 000».

Согласно Всесоюзному регистру (СССР, 1986-1989 годы) количество ликвидаторов составляет 293 100 человек.

168 000 ликвидаторов из России. 123 536 ликвидаторов из Украины и 63 500 ликвидаторов из Белоруссии, что составляет в общей сложности около 355 000 человек (не считая из Казахстана и других республик).

Ликвидаторов можно разделить на три “условные” группы:

  1. Первые ликвидаторы находились на месте во время взрыва или прибыли на начальном этапе аварии (0-1 дней, до эвакуации Припяти), включая пожарных.
  2. Ранняя фаза варьируется от конца эвакуации Припяти до конца строительства саркофага (ноябрь 1986 года).

    В эту группу входят и другие подгруппы, в том числе те, кто участвовал в уборке в 1986 году. Некоторые из этих рабочих, около 7% всех ликвидаторов, получали высокие дозы (0,20-0,25 Грей).

  3. Ликвидаторы поздней фазы работали между концом строительства Саркофага до роспуска СССР в 1991 году, когда центральное управление ликвидации было разделено между Россией, Белоруссией и Украиной.

Распределение ликвидаторов по возрасту в момент прибытия в зону

ГодКоличество ликвидаторов
1986138 390
198785 556
198826 134
198943 020
1986-1989293 100
Возрастная группаЧисло ликвидаторов% Ликвидаторов
15-192 1801,9
20-248 9057,78
25-294 09712,31
30-3436 32331,72
35-3937 11632,41
40-4411 58710,12
45-493 2942,88
50-546640,58
55-592630,23
60+750,00

Средний возраст из 114 504 отобранного случая составляет 34,3 года.

Роль ликвидаторов

«Когда мы здесь были (включая специалистов в радиации), мы не знали, с чего начать или даже признать масштабы катастрофы», – Сергей Мирный 27-летний химик во время катастрофы.

Задачи, выполняемые ликвидаторами, были достаточно широки и включали хранилища строительных отходов, системы фильтрации воды и «саркофаг ЧАЭС» для ввода в эксплуатацию реактора номер четыре.

Радиоуправляемые транспортные средства первоначально использовались для очистки мусора, состоящего из высокорадиоактивного топлива из активной зоны реактора, выброшенного на крышу реактора №3.

Однако эти машины вскоре отменили, так как радиация внутри них разрушила электронику.

Единственный план и единственными механизмами, способными функционировать в экстремальных условиях, был человеческий фактор и удаление обломков вручную.

Только у 2-3% ликвидаторов был дозиметр в течение всего времени их работы. Все дозиметрическое оборудование измеряло только гамма-облучение.

Но доза бета-излучения была очень значительной составляющей общей внешней дозы для ранних ликвидаторов. Однако мало данных о внутреннем облучении ликвидаторов.

Исповедь ликвидатора:

Каждому дают указание бросить лопату радиоактивной пыли, а затем уходить. Почти все ликвидаторы, которые работали на крыше третьего блока, находились в возрасте от тридцати пяти до сорока из числа резервистов, отозванных из службы в вооруженных силах для «маневров».

Генерал Тараканов приказал им удалить листы свинца, закрывающие стены правительственных подкомитетов, чтобы сделать их элементарной защитной одеждой. Эти костюмы не носили более одного раза: они поглощали слишком большую радиоактивность.

Те, кто поумнее, сделали себе «фиговые листья», который они вставили между двумя слоями нижнего белья. Также делали свинцовую кепку, которую они носили в качестве головного убора, и свинцовую подошву, которую вставляли в сапоги.

«Было вызвано больше подкреплений. Они жили в палаточных лагерях, некоторые из которых исчислялись в несколько тысяч человек, и были расположены по всей 30-километровой зоне, затронутой взорванным реактором. Каждый день ликвидаторы тысячами выстраивались перед заводом, чтобы ждать рабочих заданий.

Иногда ликвидаторы могли ждать несколько часов, прежде чем им будет вручено задание на день, если они получат его вообще.

Специальные планы складывали медленно. Военные транспортные средства для удаления препятствий и бульдозеры начали выравнивать сильно облученные и обугленные лесные угодья, которые когда-то были зелеными растениями.

Сосновые деревья, получившие определенную летальную дозу облучения в 3 000 рентгеновских лучей, умерли, а их безлистные скелеты образовали впечатляющее, неестественное расположение, сейчас известное как «Рыжий лес». – Сергей Мирный.

Вокруг мертвых территорий зоны Чернобыля в бронированных патрульных машинах измерялась радиация и ставились желтые знаки радиации / флаги в облученных местах.

Флаги также содержали специальные карманы, в которых наблюдательные бригады оставляли обозначения, регистрирующие время облучения для дальнейшего сравнения.

Спустя несколько месяцев огромные грузовики с бетоном начали работать почти без остановок, и был построен знаменитый «саркофаг».

Все выдержки, выше и ниже упомянутые, относятся к книге: “Дневник Ликвидатора” Сергея Мирного (командир взвода радиационной разведки).

У них не было защитной одежды или дозиметрического оборудования для измерения уровней излучения; пылающий радиоактивный мусор, слитый с расплавленным битумом, они брали в руки или отбрасывали их ногами.

Графит горел при температуре более 2 000 градусов. Это героическое, но совершенно бесполезное действие приблизило их к смертоносному источнику излучения, большему, чем даже у жертв Хиросимы, где “бомба-малыш” излучала гамма-лучи только в тот момент, когда она была взорвана, это было на высоте 2500 футов над землей.

Смертельная доза облучения оценивается примерно в 400 доз, что будет поглощено любым человеком, чье тело подвергается воздействию поляризации 400 рентгеновских лучей в течение 60 минут.

На крыше турбинного зала излучалось как гамма, так и нейтронное излучение комков уранового топлива и графита со скоростью 20 000 рентгеновских лучей в час; вокруг ядра, уровни достигали 30 000 рентгеновских лучей в час: здесь человек поглотил бы смертельную дозу всего за 48 секунд.

Правик (начальник караула военизированной пожарной части № 2 (ВПЧ-2), охранявшей ЧАЭС) и его люди почувствовали головокружение и рвоту и были освобождены и увезены скорой помощью.

Когда они умерли две недели спустя в больнице №6, я услышал, что радиация была настолько интенсивной, что глаза Владимира Правика превратились из коричневого в синий.

Николай Титенок получил такие сильные внутренние радиационные ожоги, что у него на сердце появились волдыри.

Их тела были настолько радиоактивными, что хоронили ликвидаторов ЧАЭС в гробах из свинца с закрытыми крышками.

*Погибший персонал: умерших сразу – 2 человека; от облучения, спустя несколько недель – 19. Из 40 пожарных, спустя несколько недель от облучения умерло 6 человек.

Последствия для здоровья

В то время как ликвидаторы представлялись как герои советским правительством и прессой, некоторые из них боролись за то, чтобы их участие официально призналось.

По оценкам Международного агентства по атомной энергии, 350 000 ликвидаторов, участвующих в первоначальной очистке леса, получили среднюю общую дозу облучения тела 100 миллизивертов, равную примерно 1 000 рентгенограмм грудной клетки и примерно в 5 раз больше максимальной дозы, разрешенной для работников ядерных установок.

У Советов не было защитного обмундирования, которое могло бы обеспечить адекватную защиту, поэтому ликвидаторы, призванные в районы с высокой радиоактивностью, должны были защищаться как могли.

Некоторые рабочие прикрепляли фартуки из листов свинца толщиной от 2 до 4 миллиметров над их хлопчатобумажной рабочей одеждой.

После распада СССР в 1990-х годах здоровье ликвидаторов оказалось трудно контролировать. Это усугубляется нежеланием России предоставить истинные данные о катастрофе или даже сделать серьезные оценки.

Власти согласны с тем, что 28 работников погибли от острой лучевой болезни, а еще 106 ликвидаторов были подвергнуты лечению и выжили. Но число жертв и оставшихся в живых продолжает оставаться засекреченным.

“Союз Чернобыльцев” говорит, что 90 000 из 200 000 выживших ликвидаторов имеют серьезные долговременные проблемы со здоровьем.

Однако исследование, проведенное белорусскими врачами, говорит о том, что уровень рака среди ликвидаторов из Белоруссии примерно в 4 раза выше, чем в остальной части населения.

Стоит отметить, из-за того, что в ликвидации ЧАЭС участвовало до 1,5 млн. людей, точных данных о погибших или получивших инвалидность так и нет.

Разные источники указывают различные данные.

Можно ли снова заселить Припять? Авария на Чернобыльской АЭС. Стыдные вопросы

Эмиграция на пмж ликвидатор чернобыльской аварии
Volodymyr Repik / AP / ScanpixЭтот материал был впервые опубликован в 2016 году.

26 апреля исполняется 30 лет аварии на Чернобыльской АЭС — крупнейшей техногенной катастрофе за всю историю человечества.

Базовое представление о произошедшем имеет почти каждый, но вокруг Чернобыля по-прежнему слишком много мифов и заблуждений. «Медуза» отвечает на стыдные вопросы обо всем, что связано с катастрофой. 

Чернобыль — это вообще Украина или Белоруссия? А Припять — это город или река?

Чернобыль — это город на севере Украины, недалеко от границы с Белоруссией. Чернобыльская АЭС находится за пределами города, в 11 километрах от белорусской границы, до Киева от нее 94 километра.

А Припять — это и правый приток Днепра, и город всего в двух километрах от ЧАЭС, в котором жили сотрудники атомной станции и их семьи. Именно строительство АЭС стало поводом для основания города. После аварии все его жители были эвакуированы. До аварии Припять считалась образцово-показательным городом, теперь это город-призрак в зоне отчуждения. Жить там нельзя.

Хорошее представление о том, как сейчас выглядит Припять, можно получить из этого видео. Его в 2014 году с помощью дрона снял видеограф Дэнни Кук.

Postcards from Pripyat, Chernobyl (Drone Footage)Danny Cooke

Что там вообще случилось? Кто виноват?

На 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС произошел взрыв. Накануне на АЭС начался плановый ремонт. По самой распространенной версии, остановку энергоблока решили использовать для эксперимента.

 Планировалось проверить, возможно ли использовать кинетическую энергию ротора турбогенератора для выработки электроэнергии при внезапном отключении реактора.

Другими словами, испытателей интересовал ответ на вопрос: если вдруг отключится реактор, хватит ли инерции ротора на то, чтобы какое-то время продолжилась выработка электричества?

Режим «выбега» тестировали и раньше, однако по разным причинам ни одно из трех предыдущих испытаний не удавалось провести по плану. Во время четвертого испытания, в ночь на 26 апреля 1986 года, произошла авария на ЧАЭС, почти сразу после начала эксперимента. Взорвался реактор, начался пожар на крыше и в нескольких других местах, частично обрушилось здание 4-го энергоблока. 

Существуют две версии аварии: человеческий фактор и неправильная конструкция реактора. МАГАТЭ (Международное агентство по атомной энергии) называет причинами аварии «крайне маловероятное сочетание нарушений порядка и режима эксплуатации». 

Директор станции Виктор Брюханов, при котором случилась авария, настаивает, что никакого эксперимента не было, а были лишь «плановые работы», предусмотренная регламентом обязательная проверка систем перед ремонтом. По его версии, к аварии привело несовершенство реактора.

Кого-нибудь посадили?

Суд после чернобыльской аварии был, в 1987 году виновниками произошедшего признали шесть сотрудников станции: директора АЭС, главного инженера и его заместителя, начальника смены, начальника реакторного цеха и инспектора Госатомэнергонадзора. Директор и инженеры получили по 10 лет лишения свободы — это максимальное наказание по статье «нарушение правил техники безопасности на взрывоопасных предприятиях, повлекшее человеческие жертвы и иные тяжелые последствия».

Директор ЧАЭС Виктор Брюханов отсидел пять лет и был досрочно освобожден из-за острой лучевой болезни. С журналистами он иногда общается, в интервью украинскому изданию «Факты» он рассказывал, что и сам не сразу понял, что произошло на ЧАЭС:

«Ночью, где-то в полвторого, как только это случилось, мне позвонил начальник химцеха. Причем не с работы, а из дому. Он жил на въезде в наш город, окна выходили прямо на станцию. „Виктор Петрович, — сказал он, — что-то случилось… Похоже, серьезное.

Вам не звонили?“ Странно, думаю, обычно начальник смены станции докладывает. Я попытался дозвониться — бесполезно. Никто не отвечал.

 Тогда я вышел, сел на дежурный автобус, который должен был вывозить очередную смену… Проезжая мимо четвертого блока, увидел, что верхнего строения над реактором… нету! Понял, что произошел взрыв. Но не думал, что это реактор.  Вышел во внутренний двор станции.

Гляжу: под ногами куски графита. Но все равно не думал, что реактор разрушен. Такое в голове не укладывалось. Лишь позже, когда вертолет облетел…» 

А жертвы были? Что-то о них обычно молчат

В результате самого взрыва погибли два человека — оператор главных циркуляционных насосов Валерий Ходемчук и сотрудник пусконаладочного предприятия Владимир Шашенок.

Однако основное число жертв Чернобыля приходится на последовавшие за аварией дни, месяцы и годы, когда люди подвергались радиоактивному облучению. Это в том числе касается ликвидаторов аварии, которые получили большие дозы облучения.

Известно, что люди, участвовавшие в ликвидации последствий катастрофы, не обладали достаточной защитой. Речь идет о нескольких сотнях тысяч человек (данные разнятся в зависимости от источника). 

В 2006 году, к 20-летию аварии, Всемирная организация здравоохранения выпустила доклад «Чернобыль: истинные масштабы аварии». В документе говорилось, что общее количество жертв трагедии оценивается в 4 тысячи человек (в это число входят как те, кто уже умер в результате последствий катастрофы, так и те, кто может умереть в будущем).

 В 2005 году ВОЗ указывала, что с аварией на ЧАЭС непосредственно связаны лишь 50 смертей — в основном это аварийные работники, которые умерли от острой лучевой болезни. Помимо них к жертвам Чернобыля ВОЗ относила 9 детей, умерших от рака щитовидной железы, а также около 3940 человек, которые могут умереть от различных форм рака.

 

Чем именно опасна радиация?

Облучение может привести к лучевой болезни. Она сопровождается слабостью, рвотой, головной болью, температурой, потерей волос и гиперемией кожи (сосуды переполняются кровью, из-за чего возникает нездоровый румянец). При лучевой болезни происходят серьезные изменения в составе крови и снижается способность организма противостоять инфекциям.

Очень сильное облучение может привести к смерти в течение нескольких дней или недель (как это произошло, например, в случае с Александром Литвиненко, которого отравили радиоактивным полонием). Если человек долго подвергается не очень сильному облучению, повышается риск развития злокачественных опухолей.

Все это осложняется тем, что радиация невидима — и без специального прибора, дозиметра, ее нельзя обнаружить. Кроме того, от некоторых типов излучения очень сложно защититься.

Гамма-излучение обладает большой проникающей способностью, и для защиты от него недостаточно простой одежды, медицинских масок и перчаток, для барьерного метода защиты сгодятся только материалы очень высокой плотности (например, свинец или бетон).

Общаться с чернобыльцами опасно?

Нет, не опасно.

В принципе, на одежде и коже тех, кто когда-либо был в Чернобыле (это касается как эвакуированных, так и ликвидаторов аварии, а также тех, кто ездил в зону отчуждения после катастрофы), могла осесть радиоактивная пыль, но если человек прошел процедуру дезактивации, радиация от него не исходит. Кроме того, невозможно представить себе человека, который в течение многих лет является мощным источником радиации и при этом сам не подвержен ее влиянию.

Что такое зона отчуждения? Там водятся мутанты?

Зона отчуждения — это 30-километровая зона вокруг Чернобыльской АЭС, откуда эвакуировали людей после аварии. Это часть Киевской и Житомирской областей Украины, некоторые районы Гомельской, Брестской и Могилевской областей Белоруссии, а также часть российской Брянской области.

Попасть в зону отчуждения можно только по заранее заказанному пропуску. Впрочем, находятся люди, которые пересекают границу 30-километровой зоны нелегально. Есть и те, кто там живет постоянно, — таких людей называют «самоселами», они вернулись в свои старые дома в зоне через несколько месяцев после эвакуации.

Мутантов — то есть трехголовых зайцев, пятиногих собак и людей с щупальцами вместо рук — в Чернобыле и Припяти нет.

Однако уникальные природные явления (назовем это так) в зоне отчуждения все-таки есть — например, Рыжий лес на территории, прилегающей к АЭС.

Это сосновый лес, который за считаные дни высох из-за радиационных выбросов: после аварии сосны в лесу навсегда приобрели рыжевато-коричневый цвет.

Дезактивация территории вокруг Чернобыльской АЭС, 1986 год Валерий Зуфаров / ТАСС

Я слышал, что над местом аварии есть саркофаг — и он разрушается. Это правда?

Для начала давайте про то, что такое саркофаг (или объект «Укрытие» — так его тоже называют). Это надстройка над 4-м энергоблоком, где произошла авария. Ее возводили как временное укрытие; стояла задача как можно скорее закрыть место взрыва, чтобы не допустить дальнейшее распространение радиоактивной пыли. Сделать это удалось уже осенью 1986 года.

В феврале 2013 года на Чернобыльской АЭС обвалилось несколько бетонных панелей: из-за скопившегося снега обрушилась крыша в машинном зале 4-го энергоблока. Сам саркофаг не пострадал, и на уровень радиации на ЧАЭС это происшествие не повлияло. Тем не менее появились серьезные опасения, что и сам саркофаг может обрушиться, как эта крыша.

Сейчас рядом со станцией идет строительство нового дорогостоящего укрытия, оно должно будет решить проблему старого саркофага (правда, сроки сдачи объекта несколько раз переносились). Срок службы нового безопасного укрытия составит 100 лет.

Припять больше никогда нельзя будет заселить?

При аварии произошел выброс радиоактивных изотопов определенных элементов: цезия, стронция, плутония и америция. Больше всего во внешнюю среду попало радиоактивных цезия и стронция. Период полураспада у них около 30 лет — это значит, что каждые 30 лет активность у них падает в два раза.

Учитывая концентрацию выброшенных веществ, скорее всего, люди смогут жить в Припяти уже через несколько десятков лет, но только в смысле «находиться там долгое время без последствий». На обычную жизнь это все равно будет не очень похоже. Пить воду и заниматься сельским хозяйством на этой территории будет нельзя еще несколько сотен лет; только тогда распадутся почти весь стронций и цезий.

Сложно сказать, найдется ли много желающих переехать в Припять и начать там новую жизнь на таких условиях.

Популярный ответ о том, что Припять можно будет заселить через миллион лет, не имеет большого смысла. При таком исчислении уже нужно учитывать смену геологических эпох: через миллион лет зараженные слои почвы «уйдут» совсем глубоко.

Как сложилась жизнь первых ликвидаторов на ЧАЭС

Эмиграция на пмж ликвидатор чернобыльской аварии

Огромная по своим масштабам технологическая и экологическая катастрофа произошла 26 апреля 1986 года в районе четвертого энергоблока Чернобыльской атомной электростанции (ЧАЭС) в районе города Припять.

Взрыв разрушил реактор, а в окружающую среду было выброшено рекордное количество радиоактивных веществ. Пожар длился около двух недель. К аварии привела попытка провести эксперимент по снятию дополнительной энергии во время работы основного реактора.

Люди в Чернобыле получили в 90 раз больше облучения, чем при падении бомбы на японскую Хиросиму. В общей сложности в результате ЧП было загрязнено 160 тысяч квадратных километров близлежащей территории.

Лучевая болезнь развилась у 134 сотрудников АЭС и спасательных команд. Рассказываем, как сложилась судьба первых 10 пожарных ликвидаторов катастрофы.

Владимир Правик и Виктор Кибенок

Когда произошла авария, мужчине было 23 года. В день аварии по боевой тревоге были подняты боевые караулы лейтенанта Правика в Чернобыле, а спустя несколько минут и лейтенанта Виктора Кибенка в Припяти.

Правик получил смертельную дозу радиации. Очевидцы рассказывали, что кожа Правика была просто “убита”.

Оба лейтенанта умерли 11 мая в Москве в шестой клинической больнице и были посмертно награждены званием Героя СССР.

Леонид Телятников

Опытный пожарный первого класса Леонид Телятников два раза поднимался на крышу машинного зала и реакторного отделения, сбрасывая с крыши графитовые стрежни ногами. Во второй раз он слез с крыши с трудом, обессилев от радиации. Мужчина получил лучевую болезнь, но чудом выжил и получил звезду Героя. Телятников умер от рака в 2004 году. Он не носил награду и не любил славы.

Василий Игнатенко

Пожарный Василий Игнатенко родился в 1961 году в Белоруссии.

Он фигурирует в сериале HBO “Чернобыль”, вытащил и спас трех своих коллег, Николая Ващука, Николая Титенко и Владимира Тишуру, которые потеряли сознание от полученной дозы радиации.

Жена навещала его в московской больнице. Однако мужчина получил смертельную дозу облучения и умер 13 мая 1986 года. В 2006 году Игнатенко получил звание Героя Украины.

Николай Ващук

Будущий командир отделения шестой самостоятельной военизированной части по охране города Припять родился в 1959 году. В ночь пожара работал на большой высоте там, где был наибольший уровень радиации.

Благодаря ему было остановлено распространение пожара в сторону третьего энергоблока. Он умер 15 мая в той же московской больнице, что и его коллеги. Похоронен рядом с ними на Митинском кладбище.

Герой Украины посмертно.

Николай Титенок

Пожарный шестой самостоятельной военизированной пожарной части по охране Припяти. Родился в 1962 году в Киевской области. В ночь пожара приступил к его ликвидации одним из первых и боролся с огнем, пока хватало физических сил.

Был в пожарном отряде Виктора Кибенка. В центральном реакторном зале было пять очагов возгорания, которые и тушили Титенок, Кибенок, Игнатюк и Ващенко. Спустя полчаса у Титенка проступили первые симптомы лучевой болезни. Умер 16 мая.

Также является Героем Украины.

Леонид Шаврей

Младший сержант военизированной пожарной части, старший пожарный, прибыл в составе отряда Владимира Правика.

В числе первых вместе с Александром Петровским забрался на крышу машинного зала реактора, вместе с ним и Владимиром Прищепой тушили пожар до пяти утра.

Пожарным быстро стало плохо от радиации, но они думали, что это от жара огня. Шаврей тогда остался жив, в Москву его не увозили и лечили в Киеве.

Иван Шаврей

Брату Леонида Шаврея, Ивану, на момент ЧП было 30 лет и он командовал отделением пожарного караула военизированной пожарной части ЧАЭС. Продержался на месте катастрофы около часа, но потом началась рвота и он потерял сознание. Тогда он выжил, но с места ликвидации катастрофы его увезли на “скорой”. Лечился вместе с братом в Киеве и умер несколько лет назад.

Петр Шаврей

Инспектор пожарной части ЧАЭС, брат Ивана и Леонида. Ликвидатора увезли на “скорой”, он получил большую дозу радиации. Выжил. Петр и Леонид сбежали, когда их хотели увезти на лечение в Москву, и не прогадали. Там ликвидаторов лечили по методике, которая оказалась ошибочной.

Константин Стрельник

Услышав по радио объявление, что пострадавшим от радиации нужны доноры костного мозга, 40-летний офицер откликнулся одним из первых. Именно благодаря ему выжил Леонид Шаврей. Однако пересадка костного мозга сказалась на нем: в 65 лет он перенес инсульт и из-за гангрены потерял ступни.

Ликвидаторы: кто и как разгребал последствия чернобыльской катастрофы

Эмиграция на пмж ликвидатор чернобыльской аварии

26 апреля 1986 года в 01:23 на четвёртом энергоблоке Чернобыльской атомной электростанции произошёл взрыв.

Сразу же погибли два сотрудника станции, здание четвёртого энергоблока было практически уничтожено, «крышку» реактора – бетонную плиту весом около тысячи тонн сорвало с постамента, около 190 тонн радиоактивных веществ – топлива и отходов были выброшены в атмосферу. Изотопы урана, плутония, йода и цезия, имеющие период полураспада от нескольких суток до тысяч лет.

Сотни тысяч людей участвовали в ликвидации последствий катастрофы, они получили незабываемые впечатления, не стираемый «ядерный загар» и очень ненадёжную помощь от государства.

Люди

Ликвидаторы – так называли тех, кто пытался минимизировать последствия аварии на ЧАЭС. Около 600 000 людей со всего СССР могут называть себя ликвидаторами.

Самыми первыми на устранении последствий взрыва работали сотрудники станции, пожарные и милиционеры. Все они были обречены.

Двое погибли сразу при взрыве, ещё несколько десятков человек умерли в течение нескольких недель после аварии.

Со всех уголков страны к ЧАЭС съезжались тысячи людей: специалисты-химики и физики, военные из войск радиационной, химической и биологической защиты (РХБЗ), солдаты-срочники, строители, бульдозеристы, водители, крановщики, сварщики… тысячи и тысячи людей.

Просёлочные дороги забиты снующими туда-сюда грузовиками, машинами химической разведки, бронетранспортёрами, бульдозерами и самосвалами. Тысячи тонн строительных материалов, целые поезда со сменными бригадами, большие шишки из московских министерств – всё это устремлялось к эпицентру катастрофы. Правительство взялось за решение проблемы, споро, масштабно, не жалея денег и сил.

Но, несмотря, на обилие новейшей техники, главной движущей силой процесса были люди: специалисты и простые работники, которые своими руками исправляли последствия этой чудовищной катастрофы, не давая разрастись ей до мирового масштаба.

Именно они получали свои страшные дозы радиации, хронические болезни, проблемы на всю оставшуюся жизнь. Основная часть работ была выполнена в 1986—1987 годах, в них приняли участие примерно 240 тысяч человек.

А всего «чернобыльцами» могут считать себя почти 7 миллионов жителей бывшего Советского Союза.

Контроль

Максимальная доза радиации, которую позволялось набирать ликвидатором – 25 рентген, это составляло примерно половину допустимой дозы для военнослужащих при действиях на заражённой местности (50 рентген).

Порог острой лучевой болезни, грозящей летальным исходом, начинается где-то на уровне 100 рентген (1 грей).

  Каждый день дозиметристы вписывали в личные карточки полученные дозы и когда общая превышала норму – работа ликвидатора в Зоне считалась законченной и он отправлялся домой.

Но не всегда вовремя прибывала смена, часто данные в карточках занижались, а фон вблизи станции был настолько нестабилен, что даже люди, находящиеся в одной группе на расстоянии 50 метров друг от друга, могли получать совершенно разные дозы и эффективно проконтролировать это даже с помощью индивидуальных дозиметров было невозможно.

Солдаты-срочники, чистившие в первые дни после ликвидации пожара крышу третьего энергоблока, могли получить максимальную дозу за полчаса работы, стоило только на пару секунд взять кусок графитового стержня-поглотителя, заброшенного сюда взрывом с четвёртого энергоблока

В то время, как рабочие, находившиеся в непосредственной близости от взорвавшегося реактора, но защищённые южной целой стеной получали дозы в тысячи раз меньше.

Уровни радиации (и соответственно дозы) в пределах 30-километровой зоны вокруг взорвавшегося 4-го реактора Чернобыльской АЭС в 1986 году различались между собой в миллионы раз: от нескольких десятых миллирентген в час на южной границе зоны — до сотен рентген в час в некоторых местах на самой АЭС.

С техникой было сложнее. Техника – не люди, она железная, радиацию накапливает в пыли, лежащей во всех швах и под колёсными арками, в металле, в резине – везде.

На всех выездах из Зоны были устроены дозиметрические посты, которые меряли всю выходящую технику.

Если фон превышал допустимые показатели, машину отправляли на ПУСО – (Пункт специальной обработки), где специальные поливочные машины и ребята, с головы до ног укутанные в резину мыли их из брандсбойтов мощной струёй воды с деактивирующим порошком.

После каждой мойкой проводили новые замеры, если после трёх раз машина продолжала «звенеть» — её отправляли в могильник, а пассажиры добирались до места дислокации пешком

ПУСО по зоне были разбросаны не просто так. Основной каскад состоял из четырёх пунктов: «Копачи», «Лелёв», «Рудня Вересня», «Дитятки».

Каждое следующее ПУСО пропускало — дальше от АЭС и все ближе к миру нормальному — только машины со все меньшим и меньшим уровнем радиации на них.

Техника порой служила гораздо меньше людей, сотни грузовиков, тракторов, бульдозеров, бронетранспортёров и вертолётов нашли своё вечное пристанище на «могильнике».

Работа

Ликвидационные мероприятия включали две основные составляющие: возведение саркофага над уничтоженным энергоблоком для предотвращения дальнейшего распространения радиоактивных веществ и деактивация уже заражённой территории.

Помимо этого на широкую ногу была поставлена радиационная разведка, которой занимались как военнослужащие войск радиационной, химической и биологической защиты, так и гражданские специалисты.

Они тщательно проверяли фоновые уровни и уровень заражения почвы и воды во всей зоне отчуждения и за её пределами, именно на основе их данных принимались решения о проведении тех или иных работ и об отселении жителей.

Верхний слой земли снимали с помощью бульдозеров с «бронированными» усечёнными кабинами только для водителей. Кабины укрыты листовой броней,  с маленькими освинцованными оконцами, несколько огромных  зеркал заднего  обзора установлены на радиаторе,  двери и переднем бампере. Позднее стали применять и радиоуправляемые машины советского и японского производства.

 Затем схожим образом оборудованные экскаваторы засыпали грунт в металлические контейнеры, рабочие закрывали крышки и краны грузили их на большие грузовики, чтобы затем захоронить в специально отведённых местах. Все работы производились строго по времени, иногда одна рабочая «смена» не превышала пяти минут.

«Нас  одиннадцать  человек.  Значит,  общее  время работы  — около часу. Работаем. Прибежал  водитель  ИМРа,  пулей влетел  через верхний  люк  в  машину, захлопнул крышку. Заурчал мотор. Я послал первого бойца, сделав засечку  времени.

Он сноровисто поставил контейнер, отбросил крышку, посигналил водителю рукой — можно грузить. Подготовка контейнера  заняла всего лишь  сорок секунд. Боец  вернулся, тяжело  дыша от возбуждения.

Поразительно,  как много  пота выделяет человек под влиянием страха».

Сергей Беляков, «Ликвидатор»

Помимо уборки грунта массового пилили и закапывали деревья, отмывали дороги, стоянки техники, чтобы максимально снизить количество радиоактивной пыли, разносимой вместе с транспортом.

Но основная работа – это, конечно же, возведение объекта «Укрытие». Он был сооружён за рекордно короткий срок: 206 дней, силами почти 90 тысяч человек. Циклопический «саркофаг» включает в себя семь тысяч тонн металлоконструкций и почти 800 тысяч тонн бетона.

Здесь работали сварщики, резчики, крановщики, рабочие-строители, сотни водителей и операторов тяжёлой техники.

Оперативная разработка проекта и руководство строительством лежало на плечах 605-ого управления специального строительства Министерства среднего машиностроения СССР.

Именно эти люди ценой невероятных усилий и собственного здоровья предотвратили развитие катастрофы, сдержали радиоактивную «заразу» в минимально допустимых рамках. Почти 95% выброшенного радиоактивного топлива находится в пределах «Укрытия»

Основной состав ликвидаторов из различных частей и подразделений, а также гражданских специалистов размещался за пределами 30-ти километровой зоны отчуждения, людей старались размещать по розе ветров в самом благополучном от АЭС направлении — в южном. Поэтому каждый рабочий день включал в себя длительные поездки «туда-обратно».

«Распорядок дня был таков: подъём в 6 утра, приведение себя в порядок, завтрак. В 7.00 – погрузка в автотранспорт, в 8.00 – уже на Чернобыльской АЭС. Получали дозиметры.

Химические разведчики определяли степень заражения тех мест, где будем работать, и в зависимости от радиоактивного загрязнения этих мест планировалось время, которое мы будем работать (час, 1,5 часа, 2 часа)… за время работ в полку ни разу не слышал, чтобы кто-то из ликвидаторов отказался ехать на Чернобыльскую АЭС.

Надо – значит надо. Работать на станции считалось очень престижно, поэтому каждый комбат стремился, чтобы его батальон работал на Чернобыльской АЭС».

Сергей Колпаков-Мирошниченко «Чернобыльская боль»

По воспоминаниям ликвидаторов одно из самого неприятного, что могло случится – было отрицательное решение на посту дозиметрии, который выпускал транспорт из зоны.

Если уровень излучения превышал допустимый даже после «отмывки», то машину не выпускали за пределы поста, а это значило что экипажу и рабочим теперь приходилось выбираться на попутках, потом решать проблемы с транспортов уже в расположении.

Однако работа на ПУСО тоже была не из лёгких: приходилось работать в самую жару закутанными в резиновые плащи, полные комплекты ОЗК, не снимая респираторов и очков из-за летящих во все стороны брызг и водяной пыли со взвесью радиоактивных частиц.

«Русый молодой парень — мойщик ПУСО — рассказывает:

— Смена у нас по 12 часов — с 8 до 8 вечера, или всю ночь до 8 утра… Ночью полегче — нежарко, и машин меньше, можно придремнуть… И по 0,6 радиков за смену пишут. Если удастся на ПУСО продержаться, дома буду через месяц… Я сам из Симферополя. Из армии полгода как вернулся, три месяца как женился, а тут в чернобыль — пажа-а-алте…»

Сергей Мирный «Живая сила. Дневник ликвидатора»

Но не всем ликвидаторам удавалось разместиться в относительно безопасных местах. Самые ценные и необходимые кадры проживали прямо на станции в непосредственной близости от самого разрушенного четвёртого энергоблока.

«Вход в подвал ничем не примечателен. Тускло  светят  лампочки  в  тяжелых проволочных плафонах, тенями вдоль стен  скользят  люди,  голоса приглушены, слышатся словно сквозь вату. После очередной пары задраиваемых дверей вхожу в  большую  комнату, размеры которой оценить трудно из-за полумрака.

Очень влажно,  циркуляция воздуха почти не ощущается, мешают деревянные двухэтажные  нары в несколько рядов.

  На  них  спят люди; здесь расквартированы   наиболее    востребованные    кадры   УС-605, крановщики, экскаваторщики, сварщики, те, кто всегда нарасхват, те, кто  уже самостоятельно светится по  ночам от постоянного переоблучения, поэтому им свет не нужен… Отдельные нары завешены простынями.

Под края у многих подоткнуты сохнущие портянки, белье. Негромко жужжит электробритва. Мужик  с неправдоподобно белым, упырьего вида лицом, сидит на нижних нарах, монотонно раскачиваясь   вправо-влево. Увидев меня, он прекращает качаться и извиняющимся тоном говорит:

     — Сон потерял, разницу между днем и ночью уже не определяю, живу только от смены к смене. Число какое сегодня?

     —  Шестое  августа,  —  я протягиваю  ему  сигареты. Он  тут  же  жадно закуривает, не скрываясь».

Сергей Беляков «Ликвидатор»

Работа ликвидаторов – это свидетельство мужества и героизма мирного времени, самая масштабная экологическая катастрофа была побеждена благодаря неимоверным усилиям обычных людей.

Последствия

Из-за взрыва погибли двое сотрудников станции. Ещё 29 человек умерли в течении месяца в московских клиниках из-за последствий острой лучевой болезни.

В последующие годы непосредственно от радиационных факторов погибли более 60 человек, ещё десятки стали жертвами несчастных случаев (дорожно-транспортных происшествий, аварий на строительной площадке) во время операции по ликвидации последствий аварии.

Тысячи людей, так или иначе, страдают от приобретённых заболеваний щитовидной железы, болезней системы кровообращения, психоневрологических расстройств долгие годы после аварии.

Из-за аварии на Чернобыльской АЭС значительная часть Киевской и Житомирской областей Украины, большая территория в соседней Белоруссии и часть Брянской области России – оказались подвергнуты радиационному заражению, что повлекло за собой отселение людей и введение специального пропускного режима

Были полностью отселены два крупных города: Припять с населением около 50 тысяч человек и Чернобыль с 13 тысячами населения, множество деревень и сёл в зоне отчуждения перестали существовать – их жители стали вынужденными беженцами на обеспечении государства. Более 350 тысяч человек подверглись переселению сразу после аварии.

Немногие рискнули вернуться домой, около 1,5 тысяч человек вскоре после трагедии заселились в свои дома.

В основном это были люди пожилого возраста, которым тяжело было оторваться от корней, которым не могли помочь родственники на «большой земле», сегодня в зоне отчуждения живёт всего около 300 человек, не считая тех, кто работает вахтовым методом, а их около пяти тысяч.

Развитые страны начали рассматривать использование альтернативных методов добычи энергии, строительство АЭС по всему миру приостановилось, поднялась широкая общественная дискуссия о допустимости экологических рисков, связанных с деятельностью АЭС. Ядерный сектор наиболее развит в европейских странах, например во Франции доля АЭС в общей выработке – более 70%, в Литве Игналинская АЭС вырабатывала больше энергии, чем потребляла вся страна, всего в мире доля мирного атома около 3%.

Однако до сегодняшнего дня все альтернативы атомной энергетики обладают внушительным набором минусов.

Этот тип энергетики позволяет снизить выбросы парниковых газов в атмосферу и при нормальной эксплуатации несёт значительно меньше рисков для окружающей среды, чем другие типы энергогенерации.

И пока термоядерный синтез остаётся недостижимой мечтой человечества, мы будем свидетелями развития мирного атома.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.